Мы в социальных сетях

Газета «ПИК» | Каменск-Шахтинский

Хлеб лаборантки Эльбекьян, чудеса в библиотеке, печка Сибилевой, несмешной «Смешторг» и другие будни 45-го

Так выглядели в 40-е годы нынешняя площадь Труда и воинский мемориал, где были захоронены павшие за город танкисты.

oбщество

Хлеб лаборантки Эльбекьян, чудеса в библиотеке, печка Сибилевой, несмешной «Смешторг» и другие будни 45-го

Как жил мирный Каменск после освобождения города? Мы продолжаем наш мини-сериал «Назад в сорок пятый», в каждой серии которого будем переноситься в город ровно на 75 лет назад. На очереди – февраль 45-го.

Комсомольцы бегут впереди всех

По данным городского архива, 11 февраля 1945 года в Каменске прошел массовый кросс. Мероприятие было приурочено ко 2-й годовщине освобождения города от фашистов, и в скупые военные времена данное событие, без сомнения, являлось ключевой частью любого городского праздника.
Заводилами перехода стала молодежь: комсомольцы, учащиеся, члены профсоюзов и физкультурники спортивных обществ. В летописи сохранились фамилии активистов: секретарь парторганизации спортивного общества «Динамо» тов. Казаков, военрук средней школы № 33 тов. Крапивин, военрук педучилища тов. Жуков. Интересно, что, по всей видимости, кроссом в те времена назывался не бег, а обыкновенный пеший поход, или переход. Такой вывод можно сделать по результатам другой массовой спортивной ходьбы, о которой также есть упоминания в архивах. 18 февраля 1945 года около 700 человек прошлись по дистанции в 10 км, преодолев ее за 1 час 10 минут, – весьма невысокая скорость для бега. Особенно отличились комсомолки комбината и учащиеся школ №№ 4 и 33.

Дайте Конан Дойла!

В одном из февральских номеров газеты «Труд» было опубликовано гневное письмо читателя, который сообщал, что «в городскую библиотеку поступили новые интересные книги, но их не выдают читателям, хотя с момента получения прошло уже несколько месяцев». Газета, встав на сторону читателя, подчеркивала эту новость как значимую социальную проблему: в условиях всеобщей хозяйственной реставрации книги, равно как и кино, являлись чуть ли не единственной интеллектуальной отдушиной для каменчан, занятых с утра до вечера на производствах. «Читатели настойчиво спрашивают книги и получают ответ: «Они еще не занесены в инвентарную книгу!» Заведующая библиотекой тов. Болховитина объясняет: «Инвентарной книги нет, я написала в область, вот — ждем». «Она ждет, – иронизирует автор, – а десятки интересных новых книг лежат без движения. Пять месяцев – время, за которое их прочитали бы сотни людей!»
В другом выпуске газеты, от 11 февраля, жители Рыгина сообщают о проблеме иного рода. «Каждый день по пешеходному мосту через речку Рыгин проходят сотни рабочих ТЭЦ и комбината. Много труда стоит перебраться через него, каждый прохожий в лучшем случае рискует попасть в овраг и в реку, а в худшем – сломать ноги. На этом мосту вместо досок дыры, перил нет. А ведь раньше это мост содержался в порядке и освещался! Почему же сейчас он доведен до такого состояния?»
Концовка обращения была весьма смелой – и для авторов, и для издателей: в ней бросалась тень на руководство ТЭЦ.
«Месяца полтора назад рабочие ТЭЦ на своем общем собрании поднимали вопрос о ремонте моста. Они предлагали совместно с рабочими комбината провести воскресник, чтобы отремонтировать и осветить мост, но администрация ТЭЦ не поддержала ценной инициативы рабочих. Так что люди по-прежнему прыгают со столбика на столбик. Когда же, наконец, будет исправлен мост через Рыгин?»

Железнодорожный мост был взорван советскими саперами еще при уходе из города. Немцы тщетно пытались восстановить его в течение нескольких месяцев. Нашим людям для достижения этой цели понадобилось 27 дней. (На редком снимке – взорванные мосты через Донец. Лето 1942 года. Сделано немецким фотографом).

Святая обязанность каменских поваров

Городская пресса 45-го – вообще, наверное, единственный орган, в котором каменчане могли пожаловаться на коммунхоз, излить критику на профсоюзных руководителей, даже отпустить пару веских слов в адрес власти. Правда, в последнем случае такую вольность могли позволить себе только сами же представители власти, ведь их отзывы являлись самокритикой, а в административно-хозяйственном обиходе таковое считалось хорошим тоном.
В феврале в «Труде» по полной программе чихвостили всех руководителей столовых, совершенно не следящих, по мнению критика, за качеством блюд. «Безответственность прочно засела в системе общепита. Вот, к примеру, столовая № 1 «Смешторга» (смешанная торговля. – Авт.), она считается образцовой, а образцового-то в ней ничего и нет. Обеды здесь готовят однообразные и совершенно безвкусные. Повара и другие работники столовой вряд ли кушают блюда, которые готовят для столующихся. Своей плохой работой столовая разогнала почти всех посетителей. Но это нисколько не смущает работников «Смешторга». А ведь даже при наличии продуктов, которыми располагает столовая, можно приготовить вкусные обеды. Для этого нужно только, чтобы работники общепита вспомнили, что их святая обязанность – готовить пищу вкусной, чтобы болели за свою работу и отвечали за нее».

Товарищи, экономьте цемент!

И все же основное внимание местные пропагандисты уделяли передовикам производств и их трудовым подвигам. Рационализация, стахановское движение на предприятиях, успехи крупных и мелких производств, энтузиазм горожан – все эти общественные явления и вехи были главными новостями той поры.
Например, в 1945 году весь город знал Надежду Никитичну Эльбекьян.
«Год назад пришла она на хлебозавод ученицей-лаборанткой, – сообщал «Труд» в № 26 (6 февраля). – С первых же дней внимательно и аккуратно выполняла порученное дело, ее любознательность помогла ей быстро освоить новую профессию, и через 4 месяца товарищ Эльбекьян стала работать старшей лаборанткой. Надежда Никитична не успокаивается на достигнутом. Она повседневно повышает свою квалификацию, стараясь ознакомиться и с вопросами, не входящими в круг ее обязанностей. Во время своего дежурства она строго следит за тем, чтобы тесто в формах не перестаивало больше положенного времени. Поэтому в ее смене не бывает брака выпускаемой продукции!»
Широко становились известны дела каменских рационализаторов, которые позволяли в условиях нехватки ресурсов и кадров выполнять план и экономить затраты производства. В 1945 году начальник производственного отдела «Севкавтяжстроя» Проценко предложил заменить бутобетонный фундамент мачт грозовой защиты неликвидными железобетонными балками и плитами, сэкономив дефицитный материал – цемент. Печник этого же предприятия тов. Сибилева внесла предложение о замене очажных плит отрезками швеллерного железа. Плиты были установлены в четырех очагах и вполне себя оправдали.
В рапортах той поры, сохранившихся в городских архивах, отмечены достижения легкой и пищевой промышленности. Про обувную артель “Смешторга” трубили, что она перевыполнила годовой план. В 1944 году каменские обувщики дали населению города 754 пары сапог, 170 пар ботинок, 648 пар босоножек, 4669 пар чувяк. То же самое – по части перевыполнения плана – касалось маслозавода. В январе 1945-го пищевики переработали 65 т подсолнечника и 25 тонн проса, чем перевыполнили месячный план на 150%. Бывало так, что не хватало людей и за несколькими агрегатами работал один человек. Но настрой людей был один – работать, чтобы не страдало общее дело.

Жить по методу Агаркова

Есть интересная публикация в газете «Труд» (№ 39, 23 февраля), которая показывает, что городская власть в 1945 году была весьма озабочена внедрением на каменских предприятиях рационализаторского так называемого метода Агаркова, но по всему видно, что это новшество у администрации не особо получалось.
«За последнее время многие предприятия страны стали широко внедрять метод новатора Егора Агаркова. Сущность этого метода заключается в том, чтобы объединить две мелкие бригады со смежными специальностями в одну, усовершенствовав технологию. Агарков добился сокращения количества своей бригады. Его бригада с меньшим количеством людей стала намного перевыполнять производственные задания. Нужно ли доказывать, что метод Агаркова приобретает исключительно большое значение для народного хозяйства, особенно сейчас, когда возрождаемые к жизни предприятия, разрушенные немцами, требуют все больше рабочих рук?»
Далее газета сетовала на отсутствие понимания производственного ноу-хау у руководителей предприятий и рабочих. «Несмотря на огромное значение, метод Агаркова не нашел широкого применения на предприятиях нашего города. На днях бюро горкома ВКП (б), обсуждая доклады руководителей предприятий о ходе социалистических соревнований, отметило, что метод Агаркова не подхвачен нашими предприятиями». Бюро горкома – вероятно, в очередной раз – обязало руководителей предприятий изучить и внедрить метод, а также пересмотреть все возможности для его применения. Чем закончилась инициатива местных партийцев, история умалчивает.

Продолжить чтение
Реклама
Комментировать

Другое в рубрике oбщество

Реклама

Реклама

Анонсы

Реклама
Реклама

Популярное

Реклама
Вверх