Мы в социальных сетях
Газета «ПИК» | Каменск-Шахтинский

Газета «ПИК» | Каменск-Шахтинский

«ПИК» в Луганске.

Архив

«ПИК» в Луганске: Как живут люди, машины и квартиры по законам ЛНР?

Наш корреспондент посетил территорию бывшей Луганской области, находящуюся под контролем ополченцев, и увидел жизнь ЛНР «в прямом эфире».

Наш корреспондент посетил территорию бывшей Луганской области, находящуюся под контролем ополченцев, и увидел жизнь ЛНР «в прямом эфире».

ЛУГАНСК, Луганская Народная Республика, 13 февраля – «ПИК». В соседнем государстве идет война. Когда мы так говорим, то имеем в виду, конечно, Украину. Но по ту сторону границы, в той части, которую пересекает дорога Каменск–Краснодон–Луганск, Украины уже нет. Жизнь там течет по законам ЛНР - Луганской Народной Республики. В этом административном образовании пытаются сформировать все, что необходимо независимому государству: органы власти, армию, деньги, паспорта. Но пока это сделать сложно. Когда пишутся эти строки, вокруг Луганска рвутся бомбы, отчетливо слышно, как бои идут в Станице Луганской и в городе Счастье – в двух шагах от столицы Луганщины.
Театр начинается с вешалки, дом – с почтового ящика, а государство – с таможни. По границе можно судить о том, как обстоят дела внутри страны. Глядя на КПП «Изварино», понимаешь, что в ЛНР сейчас все очень просто. Не до жиру и не до компьютеров. На нашей стороне – служебные собаки, оргтехника, электронные базы и профессиональные таможенники. На стороне ЛНР – будка, в которую суешь паспорт, беглый досмотр и ополченцы. Все данные о гражданине, пересекающем границу, заносятся в школьную тетрадку.
Зима и последствия войны выполняют функции естественного ГИБДД – автоинспекторов на дорогах нет нигде. Их почти нет даже в Луганске. При этом никто не нарушает правила. Светофоры работают только на самых важных перекрестках, но этика ПДД соблюдается: водители пропускают пешеходов, а те, если есть рабочий светофор и нет машин, не перебегают улицу на красный свет. Самая большая опасность – машины ополченцев, они сломя голову летают по дорогам, но это – отдельный разговор.
Большинство заправок в ЛНР закрыто, бензин дорогой. Ехать из России с полупустым баком в надежде дозаправиться на территории республики, все равно, что лететь голодным на Луну, думая, что там покормят. Лучше заправлять полный бак в нашем Донецке, как раз хватит на все путешествие, если ехать на день-два. 92-й бензин стоит 15.50-16.50 гривен за литр, в пересчете на наши деньги это 46-49 рублей. При российской цене (А-92 – 32.75 рублей) – разница конкретная.
По слухам, в Луганске сейчас нет половины населения (до начала боевых действий здесь жило более 400 тыс. человек). Если это не так, то проверять бесполезно. Молодежи на улицах в разы меньше, чем людей старшего поколения. Ситуация, как в стареющем государстве Люксембург или в вымирающей российской глубинке, - на улицах одни пенсионеры: в транспорте, на рынке, в магазинах. Пенсионеры – самая защищенная и одновременно самая обделенная категория населения. Первое выражается в том, что им хотя бы на словах гарантируют выплату пенсий, второе – размер пенсий настолько мизерный, что на нее можно купить разве что мешок риса или килограмм 25 сливочного масла, не больше.

О том, тепло ли и светло в луганских квартирах, как проявляется военная «хитрость» Нацгвардии, появятся ли в ЛНР свои деньги, как происходит в Луганске война граффити и многое другое, читайте в свежем номере газеты «ПИК» от 11 февраля.

Продолжить чтение
Может также заинтересовать

Другое в рубрике Архив

Вверх